Маркировка товаров в России. Что это такое и насколько это важно для потребителей и экономики в целом

Нaчaвшийся в 2016 гoду экспeримeнт пo мaркирoвкe и oтслeживaнию тoвaрoв всe плoтнee вxoдит в рoссийскую экoнoмику. Чeтырe гoдa нaзaд пoд oбязaтeльнoe чипирoвaниe пoпaли шубы и другиe мexoвыe издeлия, a пoпытки oтслeживaть движeниe aлкoгoльнoй прoдукции принимaлись eщe рaньшe. Экспeримeнт признaли удaчным, пoэтoму былo принятo рeшeниe рaспрoстрaнить eгo и нa другиe кaтeгoрии тoвaрoв. Рaзбeрeмся, чeгo oн ужe кoснулся, чeгo eщe кoснeтся и к чeму этo дoлжнo привeсти.

Сoдeржaниe

  • EГAИС
  • ФГИС «Мeркурий»
  • ИС МOТП
  • Систeмa «Чeстный Знaк» и Цeнтр рaзвития пeрспeктивныx тexнoлoгий
  • Кaк работает приложение «Честный знак» в реальной жизни
  • Заключение, или зачем все-таки это нужно
  • ЕГАИС

    Система ЕГАИС для отслеживания движения алкогольных продуктов была запущена еще в 2000-х годах, но функционировать полноценно стала только в 2016 году, когда розничных продавцов тоже обязали к ней подключиться. Оператором системы сначала была дочерняя структура ФСБ, потом – ФНС, а после этого и по нынешнее время – отдельная федеральная служба «Росалкогольрегулирование». Изначальная цель ЕГАИС была в том, чтобы подавить нелегальный рынок алкоголя, так как контрафактной продукции на рынке было очень много, а иногда она попадала на прилавки даже весьма крупных торговых сетей. С подключением розничных точек к ЕГАИС в системе должна была закрыться цепочка отслеживания товаров: от производителя или импортера и до самого прилавка. В текущей версии каждая единица алкогольного напитка может быть проверена дважды: по двумерному коду на акцизной марке и по выданному кассовым аппаратом чеку.

    Система получила очень много негативных отзывов от представителей розницы, так как ее реализация была далека от идеальной. Как минимум вместо обещанной «бесшовной интеграции» мелкий бизнес по всей стране в течение очень большого времени пытался заставить эту систему нормально работать. Сказать, что и сейчас она работает идеально, тоже нельзя, но все-таки от «детских болезней» ЕГАИС уже избавилась. Однако это не решило второй проблемы – отсутствия осязаемой пользы для покупателя. Да, я могу проверить некий код на бутылке, но кто гарантирует мне то, что ее содержимое соответствует информации из кода? Не люблю видеть везде теории заговора, но почему-то мне несложно представить «нарисованный» импорт партии некой марки элитного алкоголя, разлитого на подпольном заводе. Ведь заставить условный шотландский завод по производству виски заниматься маркировкой непосредственно на производстве не получится – соответственно, все эти проблемы ложатся на плечи импортера.

    Поэтому проблема эта больше касается именно ввезенного алкоголя, ведь в случае с производством внутри страны в расшифровке вы увидите именно производителя, а с него и ответственность больше. В случае же с импортной выпивкой покупатель зачастую видит только импортера этого товара на территорию РФ, а что было с этим алкоголем ранее, он может и не знать. Помимо этого, здесь можно увидеть емкость тары и крепость напитка.

    Как система видит алкоголь разного производства: российский, «псевдоимпортный», импортный с информацией о производителе.

    Да и обещанного отслеживания всех цепочек поставки покупатель тоже не получит – вместо этого он увидит только производителя/импортера и точку продажи. Понятное дело, что далеко не каждому потребителю необходимо знать о передвижении бутылки вина, но это было бы полезным инструментом для повышения общей прозрачности сервиса. А пока мы наблюдаем картину того, как ЕГАИС приносит удобство и финансовую выгоду государству, неудобства и лишние траты – бизнесу и призрачные преимущества – покупателю. Хотя задумывалась система как взаимовыгодная для всех участников процесса.

    ФГИС «Меркурий»

    Маркировка товаров, подлежащих ветеринарному контролю, налажена в России с 2009 года, а с 2018 система «Меркурий» является обязательным условием для производителей и реализаторов сельхозпродукции. Эта система нацелена скорее не на потребителей (хотя и они могут проверить происхождение и движение продукции), а в первую очередь на упрощение документооборота и контроля за качеством пищевых продуктов.

    На данный момент в системе регистрируются практически все сельхозпродукты: мясо и его производные, молочные продукты, продукты пчеловодства и т.д. Конечный покупатель может проверить продукты, потребовав у продавца ветеринарную справку. В ней будет содержаться QR-код, ведущий на сайт системы «Меркурий», там можно будет найти информацию о месте производства, типе товара и сроке его годности.

    ИС МОТП

    Информационная система «Мониторинг оборота табачной продукции» вошла в полную силу относительно недавно – в марте 2019 года, до того времени она тоже проходила этап добровольного тестирования. В отличие от ЕГАИС и «Меркурий», МОТП изначально была создана с расчетом на будущего единого регулятора маркировки товаров – компанию «Центр развития перспективных технологий», о которой мы еще поговорим. Маркировка на табачные изделия наносится непосредственно на каждую пачку, а не на клейкие акцизные марки. Это усугубляет ситуацию с импортными товарами – так как импортеру все-таки приходится придумывать какой-то способ нанесения кода на товар до пересечения им границы. Но доля импорта в табачной сфере России довольно небольшая, поэтому по сравнению с алкоголем это создает меньше проблем.

    В целом, принцип работы ИС МОТП не очень отличается от ЕГАИС – в ней есть информация о наименовании сигарет, о производителе и о точке продажи. Правда, в отличие от алкоголя, в код занесена и максимальная розничная цена, выше которой сигареты не могут продаваться. В остальном это примерно такая же бесполезная информация.

    Система «Честный Знак» и Центр развития перспективных технологий

    Для объединения нескольких систем в одну и запуска маркировки других товаров в начале 2019 была запущена система «Честный знак» – детище компании «Центр развития перспективных технологий» (ЦРПТ). Структура этой компании хорошо известна: владеют ею ООО «Юэсэм Технологии» (50%), АО «ГК Концерн «Автоматика» и ООО «Элвис-плюс групп» (по 25%). Занятно, что на место оператора единой государственной системы маркировки даже не было конкурса – компания «Оператор-ЦРПТ» заняла это место без тендера.

    Заявляется, что на данный момент в системе «Честный знак» можно отслеживать несколько категорий товаров. Из тех, что отслеживаются в обязательном порядке: меховые изделия, обувь и табачная продукция. В качестве пока что «необязательных» можно проверять молочные продукты, парфюмерию, куртки и пальто, автомобильные шины, фотокамеры и отдельные лекарственные препараты. Отсканировав определенное количество товаров из каждой категории, вы открываете некие загадочные «уровни». Для чего они – непонятно, видимо, разработчики что-то услышали про геймификацию и взяли пример с приложения для распознавания новых купюр в 200 и 2 000 рублей.

    По планам правительства, все потребительские товары должны будут получить возможность отслеживания до 2024 года. Соответственно, система «Меркурий» со временем будет полноценно интегрирована в «ЧЗ», чтобы потребитель мог видеть данные о пищевых продуктах. Пробным шагом стало распознавание в системе «ЧЗ» молочной продукции. Однако, в отличие от «Меркурия», интеграция ЕГАИС в эту систему пока не планируется.

    Как работает приложение «Честный знак» в реальной жизни

    В сравнении с теми же ЕГАИС и «Меркурий» система «ЧЗ» изначально ориентирована на конечных покупателей, а не только на государственные структуры. С помощью фирменного приложения потребители могут отсканировать коды на товарах поддерживаемых категорий, получить подробную информацию о них и удостовериться в том, что товар не является контрафактом.

    К слову, приложение выглядит приятно – видно, что им занимались профессиональные разработчики с хотя бы минимальным знанием современных трендов индустрии, а не студенты на подработке «за еду», как, например, в случае с приложениями различных госструктур. Правда, любое приложение не ограничивается лишь визуальным восприятием, и вот тут у «Честного знака» возникают проблемы. А судя по отзывам в Google Play и App Store, возникают они постоянно.

    С другой стороны, надо всегда понимать, что множество россиян привыкли воспринимать все, что связано с госструктурами, «в штыки». Не то чтобы я защищаю «ЧЗ» и их приложение, но все же по своему опыту я могу сказать, что оно работает вполне сносно. Те же коды сканируются в нем очень быстро, да и само приложение у меня практически не тормозит.

    Категории, которые по закону уже обязаны отслеживаться, распознаются в приложении без проблем. Например, в случае с шубами мы видим двойную защиту кода – он нанесен на ярлычок как в напечатанном виде, так и в виде RFID-метки. Проверка кода в приложении выдает информацию о типе изделия, его составе и размере, цвете, производителе, продавце и состоянии продажи. То есть если шуба висит в зале, то приложение будет писать «Товар в продаже», а если покупатель уже оплатил ее – «Выведен из оборота, продан».

    Что касается обуви, то здесь все тоже функционирует как надо, информация закодирована с помощью двумерного кода на ярлычке, который либо клеится на коробку, либо вставляется в обувь вместе с другой «макулатурой». Информация сюда заносится примерно та же: производитель, страна производства, продавец, тип обуви, материал, размер и состояние продажи.

    Из указанных «необязательных» категорий хоть как-то работает только «молочка», да и то лишь товары отдельных производителей. Стоит заметить, что некоторые товары приложение может распознавать даже по обычному штрих-коду. Но в любом случае все это имеет очень сомнительную полезность. Я могу представить, что, сканируя код в приложении, я убеждаюсь в том, что условная сметана передо мной – не контрафактная. Но почему бы, например, не вносить в этот код дату производства и срок годности? Ответ простой – для этого нужен отдельный код для каждой единицы продукции, и это в теории возможно, но пока не является обязательным условием. А даже если и станет обязательным, то создаст дополнительные сложности как для производителей, так и для ритейлеров.

    Пачка молока – это не шуба, и если на фоне последней стоимость маркировки теряется, то относительно большинства продовольственных товаров она будет уже более заметной. В ЦРПТ установили стоимость маркировки одного товара (без RFID) в 50 копеек, и, казалось бы, ведь немного же! Но, во-первых, это лишь прямая цена одной метки. Нельзя забывать про покупку дополнительного оборудования производителями, логистическими компаниями и розничными точками. Обслуживание системы, обучение персонала, наем дополнительных сотрудников – все это в той или иной степени скажется на цене конечного продукта. За примером далеко ходить не надо – курящие люди прекрасно знают, как за последние пару лет подорожали сигареты. Лишь отчасти это подорожание было обусловлено повышением акцизных сборов, немалую роль в нем сыграли как раз-таки нововведения, связанные с маркировкой.

    Во-вторых, в нашей стране довольно большая прослойка граждан, которые болезненно воспринимают повышение цен даже на те самые 50 копеек, что уж говорить про бОльшие цифры. Ну а призрачная «польза» подобной системы вряд ли как-то оправдает подобное подорожание для этих людей.

    Что касается других «необязательных» товаров, то их отслеживание практически не работает. Например, на шинах, фотоаппаратах, верхней одежде и постельном белье я вообще ни разу не встретил необходимого Datamatrix-кода, но в некоторых случаях срабатывало распознавание по штрих-коду товара. Опять же, польза от такого «отслеживания» отсутствует – штрих-коды не являются регистрируемым элементом системы, их можно напечатать сколько угодно много и потом расклеить их на любую продукцию – хоть оригинальную, хоть контрафактную.

    Однако механизм маркировки уже отработан, и если она станет обязательной для этих категорий, то полагаю, что и ввести её в оборот будет несложно. Как я уже и упоминал выше, к 2024 году российское правительство планирует создать единую систему маркировки вообще для всех потребительских товаров. ЦРПТ приводит следующие сроки ввода обязательной маркировки:

    • обувь с 1 марта 2020 г.;
    • молочная продукция с 1 июня 2020 г.;
    • лекарственные препараты с 1 июля 2020 г.;
    • парфюмерия, а также фотоаппараты и вспышки с 1 октября 2020 г.;
    • шины и покрышки с 1 ноября 2020 г.;
    • изделия легкой промышленности с 1 января 2021 г.

    Заключение, или зачем все-таки это нужно

    Да, все эти нововведения с обязательной маркировкой весьма сомнительны для некоторых потребителей. Кто-то и вовсе уверен, что никакой пользы для рынка от неё не будет. Казалось бы – если я покупаю товар в официальной рознице, то его оригинальность подразумевается сама собой. И проверка его аутентичности должна быть проблемой ритейлера, а не конечного покупателя.

    К тому же «серые» схемы ввоза тех же оригинальных товаров из других стран как существовали, так и будут существовать. Ведь речи о запрете покупок за рубежом не идет (пока). А покупатели подобных товаров обычно прекрасно осведомлены об их «серости», и отсутствие маркировки вряд ли их испугает. Примером такого подхода может послужить недавняя история про блокировку телевизоров Samsung, ввезенных в российскую розницу из других стран.

    Блокировка умных функций телевизоров Samsung – старая история на новый лад

    В некоторых товарных категориях обеспокоенность правительства вполне понятна – контрафакт в них способен привести к довольно печальным последствиям. Те же алкоголь, табак, лекарства, автомобильные шины – все это так или иначе влияет на здоровье и безопасность граждан, и подобные меры помогут хотя бы немного оградить покупателей от заведомо низкокачественной продукции.

    Но при этом в текущем виде эта система абсолютно не нужна потребителю в других категориях. Например, я не могу представить необходимость отслеживания условной бутылки лимонада – возможность покупки контрафакта в этой категории довольно низкая, да и знать историю её перемещения по России мне абсолютно неинтересно. Если для скоропортящихся продуктов потребитель хотя бы сможет таким образом контролировать реальную дату производства, то касаемо того же лимонада или пакета гречки особой надобности в этом я не вижу.

    Но вся эта система была создана в первую и в главную очередь не для покупателя, как это может показаться. Она призвана бороться с недобором налогов и пошлин, который порождает рынок подделок и теневой торговли.

    Не хотелось бы затрагивать вопросы политики, однако на этом фоне очень интересно выглядит назначение новым главой Правительства РФ Михаила Мишустина – бывшего главу ФНС. Личность довольно незаурядная, но в разрезе данной статьи нам интересно лишь то, что он являлся инициатором и главным поборником «цифровизации» налоговой системы. За годы его руководства этой службой подход к сбору налогов изменился кардинально. Конечным результатом его реформ стал более точечный и аналитический подход к контролю налогообложения предприятий, а также более дружелюбная и открытая система для налогоплательщиков.

    На Financial Times еще летом прошлого года вышла отличная статья про цифровую трансформацию налоговой сферы под руководством Мишустина, крайне советую ее почитать. Красной нитью сквозь весь текст проходит одна мысль – налогообложение неизбежно «скатится» в цифровую среду. Это сулит позитивные изменения не только для государства, но и для граждан. Ведь отслеживать налоги в «цифре» гораздо проще, как и оплачивать их. И как необычно бы это ни звучало, российская ФНС в этом плане является одной из передовых в мире. «Честный знак», ЕГАИС, «Меркурий» и прочие системы – это важные, но, как мне кажется, далеко не последние шаги в переходе на цифровую экономику, которая нас ожидает в ближайшие годы.

    2020: год цифровых продуктов

    Как всегда, приглашаю вас в комментарии для обсуждения темы. Как вы относитесь к системам маркировки товаров, находите ли их полезными? Считаете ли вы переход в «диджитал-экономику» неизбежным, или это искусственно навязанная вещь?

    К содержанию >>>

    Комментирование и размещение ссылок запрещено.

    Комментарии закрыты.